Страх одиночества или побег от одиночества к просветлению

  • strict warning: Non-static method view::load() should not be called statically in /home2/atmavill/public_html/sites/all/modules/views/views.module on line 906.
  • strict warning: Declaration of views_handler_argument::init() should be compatible with views_handler::init(&$view, $options) in /home2/atmavill/public_html/sites/all/modules/views/handlers/views_handler_argument.inc on line 744.
  • strict warning: Declaration of views_handler_filter::options_validate() should be compatible with views_handler::options_validate($form, &$form_state) in /home2/atmavill/public_html/sites/all/modules/views/handlers/views_handler_filter.inc on line 607.
  • strict warning: Declaration of views_handler_filter::options_submit() should be compatible with views_handler::options_submit($form, &$form_state) in /home2/atmavill/public_html/sites/all/modules/views/handlers/views_handler_filter.inc on line 607.
  • strict warning: Declaration of views_handler_filter_boolean_operator::value_validate() should be compatible with views_handler_filter::value_validate($form, &$form_state) in /home2/atmavill/public_html/sites/all/modules/views/handlers/views_handler_filter_boolean_operator.inc on line 159.

Кто боится одиночества и пустоты?

"When the party's over, you've got nowhere to go"

(Когда вечеринка закончилась, тебе некуда больше идти)

MORCHEEBA | Fragments of Freedom (Eastwest)

 

Я разговаривала с человеком, который признался мне, что очень боится одиночества и чувства пустоты. Мы побеседовали с ним и попытались проанализировать, откуда же берется этот страх одиночества, это мучительное чувство пустоты внутри. Каковы причины этого гнетущего беспокойства, которое побуждает людей бежать от себя и стремиться всячески заполнить пустоту? Почему люди, ведущие активный «тусовочный» образ жизни, имея много друзей, и общаясь целыми днями, в глубине души все равно чувствуют себя одинокими?

Мы говорили не о понятии одиночества в общем и в целом, а конкретно о специфическом одиночестве людей, вставших на духовный путь и практикующих разнообразные садханы. Многие современные йоги, медитаторы, адвайтисты, даосы и прочие спиритуалисты имеют тенденцию искать учителей, наставников, мастеров и сенсеев и собираться в группы по интересам, в которых зачастую возникает такая же иерархия и такие же «корпоративные» взаимоотношения, как и в любой обычной социальной структуре. Почему же человек, решивший заняться самопознанием, по-прежнему нуждается в «тусовке»? Речь идет не столько о мероприятиях, путешествиях и встречах, и не столько о всех разнообразных способах заполнить «пустоту», таких, как чтение книг, изучение священных писаний, разучивание и повторение сложных мантр, выполнение ритуалов, следование предписаниям и тд., сколько о самой природе этой потребности, которая побуждает нас бежать от себя настоящих и стремиться к самосовершенствованию, просветлению и освобождению.

 

Один такой духовный «тусовщик» объясняет это тем, что ему чего-то не хватает, что он не может двигаться дальше сам, не знает, что и как делать, и нуждается в поддержке. Он говорит, что в группе и медитация получается лучше, и духовный подъем ощущается, и вообще без помощи со-практиков и учителей обойтись крайне сложно, а без чтения книг, по его мнению, познать свою истинную природу вообще невозможно. Некоторые иногда признают, что им просто скучно быть одним, наедине с самими собой. Они называют это «пустотой», и «пустота» их пугает, как маленьких детей пугает темнота. Почему же ощущение одиночества и пустоты так страшно и неприятно даже для тех людей, которые пытаются научиться медитировать и достичь освобождения? У меня есть кое-какие соображения по этому поводу, которые попытаюсь сформулировать ниже.

Если разобраться, мы увидим, что это ощущение опустошенности и одиночества возникает из-за непривычного состояния для наших материальных чувств, когда мы погружаемся в сферу, где эти чувства не нужны – нечего видеть, слышать, обонять, осязать, пробовать на вкус, измерять, считать и тп. «Там» все другое, другие мерности, и для материальных чувств нет никаких занятий и забавы. Когда человек плотно отождествляет себя с чувствами, то при этом он страдает так, как будто бы это он сам, а не чувства, лишился чего-то ценного и важного. Но в действительности «лишился» не он, а всего лишь чувства. (Хотя даже и чувства ничего не лишились, а только приобрели, как станет ясно на более глубоком уровне осознания.)

Одиночество, скука, пустота, - давайте рассмотрим этих наших верных спутников «в лицо». Органы чувств «заточены» каждый для своей функции, как инструмент физического тела. Фотоаппарат различает цвета и формы, но ничего не знает о запахе. Градусник знает все о температуре, но не видит и не слышит. Наши органы чувств во многом более совершенны, чем бездушные инструменты, но, как и у градусника и фотоаппарата, сфера их полномочий все-таки ограничена.

Главное же ограничение заключается в том, что чувства нацелены на восприятие и различение объектов. Какими бы развитыми ни были наши чувства, они способны воспринимать исключительно только объекты. Объект – это нечто внешнее по отношению к живой разумной личности, которую мы подразумеваем, когда говорим «я». Субъект обладает сознанием и волеизъявлением. Объект – это то, что существует вне нас, во внешнем мире; это то, что воспринимается, мыслится, обсуждается и обрабатывается, в отличие от субъекта (того, кто это воспринимает, мыслит, обсуждает и обрабатывает). Соответственно, ум и чувства также всегда направлены вовне по отношению к нам, к субъекту, их внимание приковано к объектам феноменального мира. Направление же вовнутрь, то есть, в сторону субъекта, не свойственно природе материальных чувств ума.

Во вселенной все совершенно и гармонично, и все отлично функционирует и самоуправляется, находясь на своем месте и занимаясь своим делом. Чувства, направленные на объекты, предназначены для обеспечения нормальной работы и безопасности наших физических тел. С чувствами, в общем-то, все в порядке. Они не «нечистые» и не «греховные». Но беда в том, что человек отождествляется с ними, срастается. Это как если бы человек слишком долго смотрел в зеркало и, будучи загипнотизированным своим отражением в нем, начал бы путать, где настоящее его тело, а где отражение. Мы, нося свои физические тела как тело носит одежду, настолько срастаемся с телом, что считаем его собой. Когда поранят палец, говорят «мне больно». Мы отождествляемся не только с грубым физическим телом, но и с тонкими чувствами, эмоциями и умом. Поэтому, когда нам говорят «ты дурак», мы чувствуем, что «нас обидели».

Когда же мы обращаем свое внимание от объектов к субъекту, то есть, к себе самому, то это очень непривычное положение дел для материальных чувств и ума, что приводит их в замешательство. Субъект (самого себя) невозможно видеть, познавать и вообще как-либо воспринимать, потому что он не объект, а воспринимать можно только объект. «Там» нечего воспринимать глазам, ушам, носу, языку и коже. «Оттуда» (от самих себя) нам не грозит никакая опасность, - чувствам не от кого обороняться. «Оттуда» не сулят никаких наслаждений, - чувствам не к чему стремиться. Нет ни кнута, ни пряника, ни приятного, ни неприятного, - поэтому у чувств и ума нет никакой мотивации и интереса. «Там» для них действительно пустота и полная непроглядная неизвестность, - как градусник не видит рассвета, так и материальные чувства и ум никак не воспринимают субъект, то есть, личность. В таком непривычном для них положении, когда им нечем заняться, им одиноко, скучно или страшно. Повинуясь своей природе и силе инерции, ум и чувства постоянно тянутся к внешним объектам. Почему же в таком случае человек говорит: «мне скучно», «мне одиноко», «мне страшно»? Кому же на самом деле скучно? Если градусник не видит прекрасного рассвета, а фотоаппарат не знает запаха розы, почему мы не расстраиваемся, и почему не чувствуем пустоты, одиночества и страха? Потому что мы не считаем себя градусником или фотоаппаратом.

Если разотождествить себя с чувствами и умом, шагнуть дальше вовнутрь, выйти на другой уровень бытия, то «там» нет никакой пустоты, - именно «там» как раз и есть настоящая полнота жизни, настоящий вкус жизни, целостность и красота. Проблема именно в ошибочном отождествлении себя с телом, чувствами и умом.

Но эту проблему зачастую преувеличивают и раздувают искусственно. В том, чтобы не быть тождественными с материальными чувствами и умом, нет ничего экстраординарного, потому что это и есть истинное положение дел, - мы никогда этими эфемерными вещами и не были. Я не соглашусь с тем, что для того чтобы разотождествиться с материальными чувствами и ощутить себя неделимым целостным потоком жизни, нужно долго заниматься определенной практикой под чьим-то чутким руководством. Хотя не могу утверждать и обратного – ведь справедливо и то, что практика и чье-то руководство никак не могут помешать этому. Как вы переводите взгляд с одного объекта на другой, также и здесь - вопрос именно в видении, а не в процессе практики. Можно практиковать какую-либо садхану много жизней подряд, но так ничего и не увидеть и не понять. А можно и без всякой практики спонтанно увидеть вещи такими, какие они есть. Сам по себе факт видения – совершенно спонтанная и естественная вещь (сахаджа), поэтому видение (видья) и нельзя назвать практикой в обычном смысле этого слова. Чтобы перевести взгляд с пыльной дороги на розу и увидеть ее красоту, нам не нужна практика и долгие годы изнурительной тренировки. Мы можем либо увидеть ее сами, либо нам может кто-то другой указать на розу, и мы увидим ее благодаря тому, что кто-то сказал нам взглянуть на нее.

Осознание себя еще более естественно, чем просто посмотреть на розу, - ведь мы никогда не были и не будем чем-то другим кроме самих себя. В момент ясного понимания своей подлинной природы исчезает болезненное и противоестественное отождествление себя с ограниченной так называемой личностью. Эта «личность» - совокупность ума, чувств и памяти – стремится к «просветлению» и «совершенствованию». Но движение к просветлению и совершенствованию приводит лишь к исчезновению этой «личности», которая так к этому стремилась.

«Здесь» наступает конец полномочий ума и чувств, потому что субъект невозможно воспринять и зарегистрировать, и для ложной эфемерной «личности» это пустота. Но ведь это не значит, что всеобъемлющий единый Поток Жизни и Сознания – это скука и пустота, если он не регистрируется нашими ограниченными, жадными до внешних впечатлений материальными «радарами». Если примитивные «радары», приспособленные искать пищу и защищать физическое тело, не регистрируют всю полноту и красоту Жизни, это не значит, что ее нет. Если черно-белое фото не отображает цвета, это не значит, что мир черно-белый. За пределами ограниченных материальных чувств только и начинается настоящая Жизнь, настоящий Вкус, настоящая Музыка, настоящая Красота.

Можно возразить, мол, если пребывать без наших привычных ума и чувств, без памяти, без всего того, что мы считаем «личностью», так естественно для нас, то почему же на практике получается в точности наоборот? Почему ощущать себя «личностью» с чувствами и умом нам привычно, а обходиться без этой суммы всех воспоминаний, образов, наклонностей, импульсов, потребностей и инстинктов, которую мы считаем разумной личностью, практически невозможно? Но давайте признаем факт, что человек в течение жизни довольно много времени не чувствует себя этой разумной личностью, не помнит себя как личность. В состоянии сна мы уже не те, кем мним себя в бодрствующем состоянии. Иногда мы играем какие-то другие роли во сне, иногда пребываем в состоянии глубокого сна без сновидений, когда вообще себя не помним. Где же наша личность во время сна? Живем ли мы во сне, и кто мы во сне? Если наша «бодрствующая» личность действительно реальна, то почему и куда она исчезает во сне, и как же получается, что во сне личности нет, а жизнь тем не менее продолжается?

Вы не задумывались, почему человеку настолько нужен сон, что он не может не спать? Мы смертельно устаем от этой своей личности. Наш ум постоянно гудит, в голове роятся и жужжат тучи мыслей, внутренний диалог не умолкает ни на минуту, и на всю эту повышенную ментальную активность растрачивается масса жизненной энергии. Если это естественное состояние человека, то почему же от так устает от самого себя, почему так несчастен, почему так напуган, почему живет в страхе и боли? Если человеку не давать спать несколько суток, то он будет испытывать ужасные мучения и умрет, - настолько нам жизненно необходим систематический отдых от «себя», от этой нашей пресловутой «личности». Напротив же, как показывает опыт йогов и мистиков, 20 минут глубокой медитации восстанавливают силы как 10 часов сна. Этот опыт подтверждает, что «безличностное» состояние и есть наше естество. Критерий прост – все неестественное отнимает силы и делает человека несчастным, а естественное приносит больше сил, свежести, вдохновения и счастья. Если бы было естественно быть тем, что мы есть сегодня, этой «личностью» с ее памятью, мыслями и чувствами, то почему же люди в большинстве своем такие подавленные, опустошенные, несчастные и ожесточенные?

Чувство одиночества, несовершенства, неполноты и нехватки чего-либо, если его вообразить более абстрактно, - это вектор, направленный вовне, это чисто механический импульс чувств-«радаров», которые всегда стремятся во внешний мир, чтобы искать пропитание и защиту для физического тела. Этот «вектор» подстрекает нас подчиняться чувствам и бесконечно гоняться за внешними объектами, никогда не достигая удовлетворения и полноты.

Все эти чувства и их «вектор» – это не я, не субъект. Эти чувства сами по себе – нечто внешнее по отношению ко мне. Люди как будто загипнотизированы этими чувствами, как будто «залипли» на них, - как человек, увлеченно разглядывающий пыль на дороге, не видит цветы вокруг и не слышит птиц. Он сфокусирован на чем-то одном, и ему трудно перевести взгляд. Это «залипшее» состояние человека подобно застрявшему поломанному колесу, что называется словом «дукха» (страдание) на санскрите.

Это как пучок травы, который подвесили перед головой мула, - он все время идет к ней, но никогда не достигнет. Хотя под ногами полно свежей травы, но мул стремится к этому заветному пучку. Этот пучок травы и есть так называемые одиночество, пустота и скука, которые делают из нас послушных осликов. Ты думаешь, что, занимаясь духовной практикой, ты обретаешь что-то ценное и нетленное, становишься богаче духовно и/или материально, стяжаешь дух святой, очищаешь душу, становишься более совершенной личностью, и то, что ты делаешь, чрезвычайно важно, поэтому останавливаться нельзя. Ты презираешь бездействие, считая его совершенно бесполезной тратой драгоценного времени. Каждый клочок твоего времени должен быть заполнен полезной деятельностью. Ведь столько еще надо успеть... Но мир не рухнет, если ты отключишь телефон, если посидишь пять минут наедине с самим собой, в тишине – без бубнения мантр, без чтения книг, без телевизора и без музыки в наушниках, без построения планов на будущее или воспоминаний о былом, без ментальной жвачки, без любого своего персонального «пучка травы», к которому ты бежишь. Остановись на пять минут. Ничего не делай. Просто буквально ничего не делай...

Не беспокойся, - тебе не нужно уходить от дел или что-то терять. Все, что ты рискуешь потерять, оставаясь самим собой хотя бы на пять минут в день, - это твои страхи и одиночество. Естественное для нас состояние «я есть То», либо просто «я есть», никак не противоречит нормальному течению событий, не мешает привычной работе ума и чувств, не требует никаких жертв и не является следствием каких-либо усилий, плодом садханы. Оно было и есть всегда. Просто посмотри...