Бхаяда Бодхисаттва


Огненная львиная собака Фу

Давным-давно в Индии жил раджа, у которого был единственный сын по имени Сатьяван. Раджа очень любил своего сына и воспитывал его как будущего наследника престола. Принц получил хорошее образование: он изучал Веды под руководством ученых брахманов, одновременно с обучением военному искусству. Однако с самого детства мальчик задавал родителям и ученым одни и те же вопросы:  «Что такое истина и как мне узнать ее?» Объяснения, найденные в священных писаниях и полученные от семейного гуру, не казались ему исчерпывающими. Когда ему исполнилось семнадцать лет, отец сказал, что настало время жениться. Для Сатьявана нашли самую красивую и образованную девушку в Индии. Лакшья была дочерью раджи соседнего княжества, и ее руки безнадежно добивались многие достойные женихи. Но после помолвки принц Сатьяван заявил своему отцу, что отказывается жениться до тех пор пока не найдет истину. Раджа был отчаянии и умолял Сатьявана жениться, произвести на свет наследников, а потом отправляться на поиски истины, но принц был непреклонен в своей решимости. Тогда раджа разгневался и сказал:

- Ты, мой единственный наследник, отказываешься жениться на самой красивой девушке в мире и хочешь бросить своего отца ради поиска истины? Хорошо, пусть будет по-твоему! Отправляйся прочь из дворца! Однако я не дам тебе ни золота, ни слуг. Ты уйдешь ни с чем, как нищий, и совершенно один. Надеюсь, этот урок научит тебя ценить то, что дала тебе судьба, и чем ты пренебрег.

Принц Сатьяван принял условия отца и в тот же день ушел из дворца без золота и свиты, одетый как простой человек. Он отправился в паломничество по святым местам. Куда бы он ни приходил, он встречался с учеными брахманами и йогинами и задавал им одни и те же вопросы об истине, но так и не мог найти ответов, которые бы его удовлетворили. Не прекращая свои поиски, Сатьяван странствовал шестнадцать лет. Он просил подаяние и питался тем, что ему подавали. С бородой, со спутанными волосами, босой и в рваной одежде, он стал похож на нищего бродячего садху.

Когда принц Сатьяван шел на север, неожиданно разразилась сильная гроза и он заблудился в лесу. Он набрел на хижину, в которой жил старый отшельник. Отшельник приветствовал его, предложил еду и ночлег. Сатьяван очень устал и был голоден, поэтому с радостью принял приглашение. Поев и отдохнув, он рассказал отшельнику о цели своих странствий и спросил его, не может ли он дать ему ответ на его вопросы.

- Нет. – покачал головой старик. – Я знаю истину, но сказать ее тебе не могу.

- Как же так?! – удивился Сатьяван. – Умоляю тебя, скажи мне!

- Дело в том, что истина – это не то, что можно сказать. – ответил отшельник. – Ты должен найти ее сам. Но я могу подсказать тебе, как ты можешь ее найти.

- Хорошо, скажи мне, и я немедленно отправлюсь туда.

- Слышишь шум? Там есть река. – старик указал рукой в ту сторону, откуда слышался шум воды. – Посреди реки есть остров. Именно на этом острове ты можешь познать истину. Но это очень опасное место, потому что там живет самое страшное существо в мире, наводящее ужас на любого, кто его видит. Местные жители никогда не приближаются к этому острову. Тем не менее, именно на этом острове ты узнаешь истину. Идти туда или нет – решать тебе.

- Я иду туда прямо сейчас. – решительно заявил Сатьяван.

- Погоди.  Ты не услышал самого главного. Если ты отправишься туда, то назад пути нет.  Течение само относит лодки к берегам этого острова. Однако все те несчастные лодочники, которых течение прибивало к берегам острова, увидев то существо, в панике бросались бежать. А бежать некуда – кругом вода. Некоторые утонули в реке, а те, кому удалось уплыть на лодке, сходили с ума. Но если ты хочешь познать истину, то ты не должен бежать.

- Я не побегу.  – ответил принц, выходя из хижины.

- Помни! – крикнул ему вслед старик. – Ни в коем случае не беги! Иначе ты пропал. 

- Хорошо, я буду помнить об этом!

На берегу принц нашел лодку, сел в нее и стал грести в сторону острова. К тому времени уже наступила ночь, а гроза бушевала еще сильнее. Ветер с ревом подгонял лодку, темная вода бурлила, рокотал гром, а молнии с треском разрывали небо так часто, что их света хватило бы, чтобы читать книгу. Сатьяван заметил, что мощное течение само несет его к острову. Ему оставалось лишь сидеть в лодке и вглядываться в темные заросли на том берегу.  Казалось, что остров смотрит на него как затаившийся хищник, поджидающий когда добыча подойдет поближе.

То ли от холодного ветра, то ли от этой мысли, у него по спине бегали мурашки. Чем ближе был остров, тем страшнее становилось Сатьявану, и тем больше сомнений рождалось в его голове. «Зачем мне туда плыть, да еще и в такую грозу? А вдруг старик просто сошел с ума от одиночества и наговорил мне небылиц? Еще не поздно повернуть назад. Я же погибну здесь, и никто об этом даже не узнает, и моего тела не найдут. Бедный мой отец, наверное от так ждет меня...» От этих мыслей ему стало совсем плохо. Гроза усиливалась, а бешеное течение стремительно несло его к острову. 

Когда лодка с глухим стуком уткнулась в песок, принцу показалось, что он только что пересек реку Вайтарани и прибыл на берег мертвых. Он осторожно ступил на землю, как будто опасаясь, что она уйдет из-под ног. Привязав лодку к дереву, он направился было в сторону леса, но в тот же миг остолбенел от ужаса. Из лесной чащи раздался рык неизвестного животного, от которого кровь стыла в жилах. Рык прозвучал так громко, что по сравнению с ним раскаты грома показались легким шелестом травы. Сатьяван был не в силах пошевелиться. В его голове проносились мысли о том, что еще не поздно прыгнуть в лодку и попытаться сбежать, но в то же время он помнил о наставлениях старика. Через секунду после рыка он разглядел между деревьями какой-то свет.  Рык становился все громче, и свет быстро приближался. Казалось, что к нему приближается пламя пожара, однако при этом деревья не горели. Наконец, из лесу вышло громадное огненное чудовище. Оно грозно рычало и встряхивало головой, с которой во все стороны летели искры. Сатьяван оцепенел от охвативших его противоречивых чувств. Он удивился, что кроме страха за свою жизнь это чудовище вызывает в нем благоговейный трепет и восхищение. Зверь был похож отчасти на льва, отчасти на собаку, однако размером он был вдвое выше слона. У него были огромные яростные глаза, огненная грива и хвост, напоминающий собачий. В его оскаленной пасти сверкали острые клыки, а на лапах – острые когти. Зверь глядел прямо на принца и медленно ступал в его сторону своими по-кошачьи мягкими лапами. В этот момент все существо Сатьявана заполнила лишь одна-единственная эмоция – всепоглощающий страх. Никаких других мыслей, чувств и воспоминаний. Его тело просто парализовало от страха. Только когда его ноги, подчиняясь инстинкту самосохранения, сами шагнули назад, в голове запульсировало наставление старика: «Ни в коем случае не беги! Иначе ты пропал».

Что же мне делать? – думал Сатьяван. – Просто стоять и ждать пока зверь сожрет меня? Не за этим же я скитался шестнадцать лет и пришел сюда! И он принял неожиданное решение. Вместо того чтобы бежать, Сатьяван шагнул навстречу чудовищу. Первые несколько шагов дались ему с большим трудом. Все его существо сопротивлялось этому, ноги не слушались, и хотелось только одного – бежать без оглядки. Затем идти стало легче. Наконец, принц и чудовище подошли достаточно близко друг к другу, и чудовище как будто приготовилось к прыжку. Невзирая на свой страх, Сатьяван побежал к нему со всех ног и угодил прямо в широко раскрытую пасть, которая тут же захлопнулась за ним. На несколько секунд он оказался в непроницаемой темноте.  Однако ему больше не было страшно. Страх сменился умиротворением. «Наверное, я умер», - подумал Сатьяван, и это была его последняя мысль перед тем как наступила полная тишина как вокруг него, так и в его мыслях. Эта удивительная тишина была всеобъемлющей как небо и глубокой как безбрежный океан. Сатьяван увидел как тьма рассеялась и все затопило светом. Это не был свет солнца или огня. У этого света не было ни источника, ни края. В этой сияющей тишине Сатьявану открылась истина.

Он не знал, сколько времени пребывал в той божественной тишине. Очнувшись, он почувствовал, что лежит в  траве, а воздух пропитан ароматом кадамбы. Он открыл глаза и увидел синее небо и летающих с радостными криками попугаев. Огненного зверя нигде не было. Гроза давно закончилась, и река была спокойной. Сатьяван уже знал, что чудовище исчезло навсегда, но все-таки обошел весь остров, чтобы окончательно убедиться в этом. Затем он сел в лодку и вернулся к тому берегу, с которого приплыл. Там его встретил отшельник. Старик улыбался. В его руках была гирлянда из цветов лотоса, которую он надел Сатьявану на шею. Взглянув в его глаза, принц понял, что отшельник знал, что с ним произошло. Они вернулись в хижину, где отшельник предложил Сатьявану разделить с ним скромную трапезу.

- Садху, скажи мне, кто же это был? – спросил Сатьяван. – Что это за чудовище? И кудо оно пропало?

- Это Бхаяда Бодхисаттва. – сказал отшельник. – Воплощение страха, предшествующего познанию истины. Ты уже понял, что истину невозможно рассказать или каким-либо другими средствами передать другому. Нельзя познать истину, оставаясь прежним, поэтому сколько бы о ней ни говорили, ее не услышат те, кто не хочет измениться. Чтобы познать истину, необходимо шагнуть навстречу страху. Своему самому большому страху. Это путь Агхоры (бесстрашия). Этот страх – стражник, охраняющий врата обители истины. Как дварапалы, мифические охранники у входа в храм. Невозможно войти в обитель истины, не встретившись прежде со стражем. Бхаяда Бодхисаттва – это воплощение твоих самых больших страхов. 

Тех людей, кто бежит от страха в надежде спастись, преследуют всевозможные беды. Тех же, кто шагает навстречу страху, ожидает награда. На самоме деле не только истина, но и любые мирские блага достигаются тем же путем: движением навстречу своим страхам. Когда-то в древности первые люди осмелились «приручить» огонь. Сейчас мы пользуемся огнем как чем-то обыденным. А ведь животные панически боятся огня. У первых людей хватило отваги преодолеть свой древний животных страх, чтобы приблизиться к огню и понять его природу. Любознательность оказалась сильнее страха. Благодаря этому важному шагу, приручив огонь, человечество вступило на новый этап развития. Все значимые достижения обретаются через преодоление страха. Кто-то впервые делает то, что до него никто не осмеливался сделать – так происходят важнейшие открытия, которые приносят благо остальным. 

Бегство от страха и погоня за удовольствиями – это две базовые мотивации, движущие животными, в том числе животными в обличии людей. Как ослы тянутся к пучку соломы и бегут от кнута, так и примитивные люди категории двипада пашу (двуногие животные) бегут от боли и гоняются за удовольствиями. Оставаясь в ограниченных рамках сознания двипада-пашу, человек может чувствовать себя спокойно, комфортно и беззаботно, словно скотина в загоне, которая знает, что ее в любом случае вовремя накормят, поэтому она не видит причин рисковать и пытаться сбежать за пределы загона. Но двипада-пашу не способен сделать какое-либое значимое открытие и тем более познать истину. Истина открывается только людям категории вира (бесстрашным героям), способным выйти за рамки мотивации кнутом и пряником.

Вира поступает глупо и нелогично с точки зрения двуногой скотины: не гоняется за удовольствиями и шагает навстречу опасностям, рискуя своей головой ради целей, которых никогда не понять скотине, жующей свой пучок соломы. Познание истины – величайшее открытие из всех, которые ты только можешь вообразить, поэтому на пути к истине необходимо стать вирой и сделать шаг навстречу своему самому большому страху. Такова плата за истину. 

Этот особый страх, предшествующий просветлению, проявляется в образе многих гневных божеств. Многие двипада-пашу не понимают, почему кто-то поклоняется таким ужасающим божествам как Бхайрава, Махакала, Кали или Нарасимха, которые кажутся им злобными. На самом деле яростные боги олицетворяют тот самый древний страх, таящийся в глубине нашего существа, за которым скрыты врата истины. 

Так ты можешь ориентироваться: истина там, где страшно. Другими словами, если тебе стало страшно, значит врата истины где-то рядом. Когда настает время пройти через врата истины, этот страх воплощается в форме Бхаяда Бодхисатвы, чтобы испытать тебя.

- Я понял. Однако почему же Бхаяда Бодхисаттва исчез? Почему он не остался на том острове?

- А ты надеялся, что теперь можешь всем рассказать о том, как познать истину? – рассмеялся старик. – Расскажешь всем, что надо приплыть на этот остров, шагнуть навстречу чудовищу, и оно их не съест. Расскажи еще, что это ручной зверь, которого можно дрессировать. Поэтому нечего бояться. Но ведь это значит, это уже будет не самый большой страх, а бессмысленный аттракцион для удовлетворения праздного любопытства. 

Путь к истине у каждого свой, уникальный. Это не дорога от одного города к другому, по которой толпа людей может ходить туда-сюда когда им вздумается. Один и тот же путь к истине нельзя пройти дважды. Больше никто в мире не сможет пройти по пути, по которому прошел ты. Точно так же и ты не сможешь пройти чужой путь.

Этот Бхаяда Боддхисаттва ждал именно тебя. Я понял это, как только увидел его здесь. Теперь он ушел отсюда навсегда, но это не значит, что он исчез. Где-то в другом месте в этом мире он ждет другого искателя истины и выглядит он иначе. Много лет назад далеко отсюда я встретил его впервые и познал истину. Ты боялся зверей и огня, поэтому для тебя он был огненным зверем. Я же боялся змей, и для меня он явился как гигантская змея. К каждому он приходит в обличье его самого большого страха. С тех пор я странствую как отшельник, потому что истина ведет меня туда, где я должен быть. Когда я нашел Бхаяду Боддхисаттву на этом острове, я поселился здесь, чтобы дождаться тебя. Ты пришел. Теперь я могу идти дальше. Ах да, чуть не забыл. Таких врат будет еще много.

- О чем ты? Какие врата?

- Врата истины. Ты прошел лишь первые врата. Повстречался с первым стражем. Когда ты будешь готов, то тебе на пути повстречаются другие врата и другие стражи, каждые страшнее предыдущих.

- А я думал, что познал истину – удивился Сатьяван.

- Что ты, сынок! – рассмеялся старик. – познание истины – безвременный процесс. Оно не может быть оставлено в прошлом, как некая дата, как твой день рождения. Ты лишь в начале пути и прошел лишь первые врата. А теперь ты знаешь что делать, и я тебе больше не нужен. Прощай.

- Спасибо тебе, садху. – сказал принц, однако старик растаял в воздухе у него на глазах.

Сатьяван вернулся домой, где его ждали отец и невеста, уже потерявшие всякую надежду. Он рассказал им обо всем, что с ним произошло. После того как сыграли свадьбу, старый раджа оставил дворец и, вдохновленный примером сына, отправился в паломничество, чтобы найти истину. Сатьяван долгие годы мудро и справедливо правил царством. Как и предсказывал отшельник, в его жизни встречалось много других врат истины, и он видел много других воплощений Бхаяда Бодхисаттвы, каждое страшнее прежнего. Однако его всегда выручало правило, которое он запомнил навсегда: шагать навстречу страху.