Философия самоосознания

Просветление Экхарта Толле


Вплоть до моего тридцатилетия я жил в состоянии почти не покидавшего меня чувства беспокойства и тревоги, перемежавшегося периодами суицидальной депрессии. Сейчас я воспринимаю это, как если бы я говорил о своей прошлой или даже вообще не о своей жизни.

Однажды ранним утром вскоре после моего двадцатидевятилетия я проснулся с чувством жуткого, абсолютного страха. Со мной и раньше такое случалось: я бывало и раньше просыпался с подобным чувством, но на этот раз оно было сильным как никогда. Ночная тишь, расплывчатые очертания мебели в темной комнате, далекий шум проходящего поезда - всё казалось каким-то чужим, враждебным, и настолько лишенным смысла,что пробуждало во мне глубокое отвращение к миру. И самым отвратительным из всего этого был факт моего собственного существования. Какой был смысл продолжать свою жизнь с грузом такого страдания? Зачем надо вести эту непрерывную борьбу? Я чувствовал, что глубокое, страстное желание к избавлению, стремление к несуществованию, теперь становится гораздо сильнее, чем инстинктивное желание жить.

- Я больше не в силах жить сам с собой.

 Эта мысль настойчиво повторялась в моем рассудке. И вдруг, совершенно внезапно я сообразил, насколько необычной и оригинальной была эта мысль.

- Я один, или меня двое? Если я не в силах жить сам с собой, то тогда меня должно быть двое: “Я” и тот самый “сам”, с которым я не могу больше жить. А что если только один из нас настоящий? - подумал я.

Самореализация Раманы Махарши


Я сидел один в комнате на первом этаже дома моего дяди. Я редко болел и в этот день, как обычно, чувствовал себя хорошо, но вдруг сильный страх смерти овладел мной. Ничто в состоянии моего здоровья не могло послужить поводом к этому, да я и не пытался найти объяснение или причину страха. Просто ощутил, что «я собрался умереть», и стал думать, что надо делать в этом случае. У меня не было даже мысли посоветоваться с доктором, моими родственниками или друзьями, так как я чувствовал, что должен решить эту проблему сам, здесь и теперь.
Шок страха смерти заставил мой ум обратиться вовнутрь, и я мысленно сказал себе: «Сейчас пришла смерть, но что же это значит? Что есть то, что умирает? Это умирает тело». И я сразу инсценировал приход смерти. Я лежал, жестко вытянув члены, как бы умерщвляя плоть, имитируя труп, чтобы возможно более реально провести исследование. Я задержал дыхание и плотно сжал губы, так что ни один звук не мог вырваться наружу, и ни слово «я», ни другое слово не было произнесено. «Ладно, – мысленно сказал я себе, – это тело умерло. Оно будет отвезено, как труп, к месту кремации, сожжено и превратится в прах. Но умру ли Я со смертью тела? Разве тело – это Я? Оно безмолвно и инертно, но я продолжаю чувствовать полную силу своей индивидуальности и даже слышать голос «Я» внутри себя, отдельно от него. Значит, Я – Дух, превосходящий тело. Тело умирает, но Дух, превосходящий его, не может быть затронут смертью. Это означает, что Я – бессмертный Дух». Все это не было тусклой мыслью, а вспыхнуло во мне ярко, как живая Истина, которую я воспринял непосредственно, почти без участия мыслительного процесса. «Я» было чем-то очень реальным, единственной реальной вещью в моем состоянии, и вся сознательная активность, связанная с моим телом, была сконцентрирована на этом «Я». С этого момента «Я», или Самость, мощным очарованием сфокусировало на себе мое внимание. Страх смерти исчез раз и навсегда. С того времени погружение в Самость не утрачивается. Другие мысли могут приходить и уходить, как различные музыкальные тона, но «Я» остается словно основной тон шрути, на который опираются и с которым смешиваются все остальные тона. Занято ли тело разговором, чтением или чем-нибудь еще, я постоянно сосредоточен на Истинном Я. До этого кризиса я не имел ясного восприятия моей Самости или сознательного влечения к НЕЙ. Я не чувствовал ощутимого или ясного интереса в НЕЙ, а еще менее какой-либо наклонности к постоянному пребыванию в НЕЙ.

Идеал, искренносоть и простота


Что такое искренность? Если у меня есть идеал, то я пытаюсь жить в соответсвии с этим идеалом, и если я живу в соответствии с ним насколько я могу, то меня можно назвать искренним человеком. Но идеал это создание моего собственого ума в поисках собственной безопасности. Мы имеем идеал, потому что это дает нам чуство комфорта, это дает нам чувство удовлетворения, чувство собственной значимости.

О медитации и о жизни


Слушать без усилий

Вам уже приходилось оставаться, сидеть в глубокой тишине, без того что бы ваше внимание было зафиксировано на чем-либо, без всякого усилия концентрации, в то время как ваш ум очень спокоен, по-настоящему молчалив? Теперь мы слышим все, не правда ли? Шум как вдалеке так и вблизи, до самых ближайших звуков, что означает, что мы внимательны ко всему. Ваш ум больше не ограничен одним только узким потоком. Если вы знаете слушать таким образом, без усилий, без скованности, вы увидите, что в вас устанавливается удивительное изменение, некоторое изменение, что приходит без принужденного намерения, без просьбы. И в этом изменении есть удивительная красота, и большая глубина видения.

 

 

Освободиться от страха.

Может ли ум полностью освободиться от всех страхов? страх какой бы природы он ни был,создает иллюзию; он делает ум тусклым и пустым. Несомненно, страх исключает любую свободу, и без свободы нет никакой любви. Практически все мы испытываем разного рода страхи, те или иные формы страха: страх ночи, страх того, что о нас говорят, страх змей, страх физической боли, страх старости, страх смерти. Страхов мы имеем дюжины. Возможно ли избавиться от всех страхов?

О радости и удовольствии


KrishnamurtiСчастье противоположно удовольствию

К какой цели мы чаще всего стремимся? Каково наше наиболее глубокое желание? В нашем беспокойном мире, где все найти мир, счастье, пристанище, достаточно важно, не так ли, чтобы каждый из нас знал цель, которой он хочет достичь, объект своих исканий. Возможно, все мы добиваемся счастья в какой-либо форме, чего-то вроде мира и покоя. В мире, в котором царствует беспорядок, борьба, конфликты, войны, мы хотим найти немного мира в каком-либо убежище, островке безопасности. Я полагаю, что большинство из нас этого хочет. И мы гоняемся за этим, переходя от одного авторитета к другому, из одной религиозной организации в другую, от одного мудреца к другому.

Но что такое счастье, которое мы ищем, или какой-либо вид удовольствия, которое, как мы надеемся, принесет нам счастье? Счастье и удовольствие – это две разные вещи. Можно ли «искать» счастья? Вероятно, возможно найти удовольствие, но можно ли «найти» счастье? Счастье – это производное, побочный продукт от чего-либо.
И прежде чем сосредоточить наши умы и наши сердца исследованию, которое требует много искренности, внимания, размышления, усердия, мы должны знать, то ли это счастье, которого мы ищем, или некое удовольствие.

Беспристрастное исследование радости


Очень немногие из нас знакомы с радостью. Зрелища заката, полной луны, красивого существа, прекрасного дерева, птиц в полете, танцоров, едва ли нас радуют. Фактически ничто не доставляет нам никакой радости. Мы – зрители, которых поверхностно, слегка забавляют или возбуждают некоторые вещи и вызывают некоторое ощущение, которое мы называем радостью. Но радость – это нечто намного более глубокое, во что необходимо глубоко вникнуть и понять.

О счастье


Не нужно гоняться за счастьем 

Вопрос собеседника: Почему бедные счастливы, а богатые несчастны?  

Кришнамурти:  

Вы знаете, что бедные счастливы? Замечали ли вы несчастных бедных? Замечали ли вы счастливых богатых? Являются ли бедные особенно счастливыми? Они могут петь, они могут танцевать, они могут петь бхаджаны, но счастливы ли они? У них нет пищи, нет одежды, они не опрятны, они вынуждены работать с утра до ночи, год за годом. Они могут быть иногда, время от времени быть счастливыми, но счастливы ли они на самом деле? Несчастны ли богатые? У них есть пища, одежда, высокое положение, они путешествуют. Они несчастны, когда они фрустрированы, когда они в затруднении и не могу получить то что хотят.

Курение – проблема ли это?


Вопрос:

Я – курильщик. Я пытаюсь прекратить эту привычку. Можете ли вы мне помочь?

Задавший этот вопрос хочет узнать, как прекратить курение. Возможно, вы курите или у вас есть какая-либо другая привычка. Давайте попробуем узнать, как понять весь процесс формирования привычки и прекращения привычки. Мы можем взять пример курения, и вы можете заменить его вашей собственной привычкой, вашей собственной проблемой, и экспериментировать с вашей собственной проблемой непосредственно, как я экспериментирую с проблемой курения.

Гуру – необходимость или нет - не суть


Необходим гуру или нет – это не столь важно; проблема в том, почему мы хотим гуру, почему мы ищем гуру. В этом проблема, не так ли?
Если мы сможем понять это, затем мы узнаем, может ли истина быть передана другому. Почему нам нужен гуру, учитель, лидер, ориентир? Очевидно, вы скажете: «я нуждаюсь в нем, потому что я сбит с толку, я не знаю что делать, и я ищу истину». 

Syndicate content